На главную
Лауреаты рейтинга IT-компаний «РИА Рейтинг»
Лауреаты рейтинга
IT-компаний
«РИА Рейтинг»
Лауреаты рейтинга РИА «РБК»
Лауреаты рейтинга
РИА «РБК»
Лауреаты премии «Профессиональное признание — 2013»
Лауреаты премии
«Профессиональное
признание — 2013»
ТОП-1000 КОМПАНИЙ-ПОСТАВЩИКОВ
ТОП-1000
КОМПАНИЙ-ПОСТАВЩИКОВ
Лучшее технологическое решение
Лучшее
технологическое
решение

Публикации



Школа жизни группы компаний «Системы и технологии»

Статья в PDF (614 КБ)
Интервью президента группы компаний «Системы и технологии» Евгения Канулина о становлении компании, которая работает на рынке электроэнергетики уже больше 20 лет и об актуальных проблемах отрасли.

— Евгений Николаевич, сегодня «Системы и технологии» охватывают более 50% рынка производства автоматизированных систем учёта электроэнергии в стране и по мнению РБК занимают третье место в рейтинге самых энергоэффективных компаний. Расскажите, как создавалась компания.

— Наша компания создавалась в 90-е годы, которые смело можно назвать революционными. Хотелось создавать то, чему учила инженерная школа и жизнь, то, что было в мыслях — новые, постоянно развивающиеся технологии, которые бы помогали развивать промышленность, энергетику. Было абсолютно понятно, что в то время только в своей компании можно было реализовать смелые технические замыслы. И порой вопреки принятым в то время методам, используемым «красными директорами», которые обычно говорили, что умеют делать, например, самокаты и будут дальше это продолжать, а всё остальное им не интересно. Любое новое дело, новые технологии требовали совершенно других подходов, нетривиальных решений, рисков, ошибок, если хотите…
В итоге, в мае 1992 года, т.е. 22 года назад, состоялась официальная регистрация компании. За плечами не было никаких экономических школ, а была только школа инженерной подготовки и горячее желание что-то менять. К счастью, это получилось, потому что иначе компания бы 20 лет не просуществовала.

— Можно сказать, что компания с первых шагов занималась инновационными разработками?

— Да, это были абсолютно новые технические решения, аналогов которым в то время не существовало. На этом у нас строилась работа компании, за счёт этого она получала контракты и развивалась. Если бы мы с первого дня выполняли только монтаж, наладку, то наверное, давно перестали бы существовать, потому что подобных компаний было много, а для развития требовалось нечто иное. Поле для творчества было огромное.

— Значит, компания создавалась фактически с нуля?

— Именно, с нуля. Команда формировалась нелегко.
Мы предлагали нашим партнёрам попробовать рискнуть вместе с нами. Что скажешь — тяжёлый выбор для них: с одной стороны — государственная компания, стабильная зарплата, а здесь — непонятно, что будет — то ли 300 рублей в месяц, то ли 30 рублей. Но благодаря общей идее, цели, люди соглашались и некоторые из них работают до сих пор.

— Много ли удалось добиться за эти годы?

— Главное, чего мы добились за эти двадцать лет — хорошая репутация и признание на рынке электроэнергетики, который для нас является главным до сих пор. В то время это был довольно закрытый рынок — своеобразное государство в государстве со своими законами, правилами, порядками. Рука дружбы, партнёрство — всегда славились у энергетиков. Появление новых команд встречалось в штыки. И пробиваться было не так просто, но мы доказали, что наши решения являются прогрессивными, технологичными, качественными. Период становления, признания на рынке занял у нас примерно два года. Потом стало проще — начался период нарастания капитализации компании, объёмов производства, увеличение номенклатуры разрабатываемых изделий. За эти двадцать лет компания постоянно расширяет свой портфель заказов. При этом мы доказали, что не отстаём от зарубежных конкурентов в технологическом плане, в инновационном развитии. Мы предлагаем такие решения, которые и сегодня актуальны и своевременны для международного рынка. А это сейчас самое главное — находиться в тренде.

— А как бы Вы могли назвать свою компанию сейчас? Это инжиниринговая компания или компания с более широкими компетенциями, полномочиями и возможностями?

— Мы, несколько шире, чем просто инжиниринговая компания, потому что проводим самостоятельные научно-исследовательские и производственные разработки. То есть очень часто, решая производственные задачи, вводим свой собственный НИОКР и выполняем их своими силами, не привлекая сторонние организации. Для этого в компании созданы все условия — есть научно-техническая база и методика решения задач.

— Я бы сказал, что это не инжиниринговый подход, а подход, который расширяет ваши возможности, т.е. Вы можете сами предложить любое техническое решение, адаптировать его. А как тогда назвать компанию — инновационная, внедренческая?

— Мы превратились в группу компаний. В 2005 году произошло разделение на три блока, которые объединили все направления — научное, производственное, инжиниринговое. «Системы и технологии» — это инжиниринговая компания, которая предоставляет услуги по реализации проектов. Из её состава был выделен завод, который выпускает серийную продукцию не только для наших нужд, но и для других заказчиков. Компания производила модули ГЛОНАСС и ряд других продуктов для автопромышленности — выпускала, например, модули и приборные панели для Горьковского автозавода. С самого начала своего существования это была своего рода венчурная компания. Ситуация выстраивалась так, что «Системы и технологии» были в центре событий всех происходящих процессов, т.е. мы знали, что нужно стране, что требует государство, чего требует рынок — сегодня и завтра. Такой аналитический центр и инжиниринговая компания в одном лице. Уже накопленная, собранная информация поступает либо на завод, либо в венчурную компанию.По итогам обработки этой информации формируются технические задания на научные разработки, которые и выполняют соответствующие подразделения нашей компании, завод проводит работу, меняет производство, расширяет его — в зависимости от ситуации. В этом наш плюс. Мы никогда не ждём, работаем на опережение.

— Ваша компания работает над внедрением АСУ коммерческого учёта в электроэнергетике. Как Вы можете сейчас охарактеризовать этот рынок?

— Это основное направление компании. Это ключевые контракты, основные наши разработки, которые были наработаны ранее. Если электроэнергетический рынок разделить на оптовый и розничный, то можно сказать, что порядка 60% компаний электроэнергетики пользуютсянашей продукцией. На розничном (потребительском) рынке ситуация другая. Пока объёмы нашего производства не рассчитаны на выпуск продукции миллионными тиражами. Своё производство мы рассчитывали на небольшие партии высокоинтеллектуальных счётчиков.

— Ваши разработки направлены на повышение энергоэффективности и энергосбережения?

— Тренд на энергоэффективность подразумевает комплексный подход. Почему важен учёт энергоресурсов? Потому, что это не энергоэффективность, это — борьба с потерями. Ранее, при «РАО ЕЭС России» руководство страны говорило, что главное — это борьба с коммерческими и техническими потерями. Это основное, что нужно было сделать в первую очередь, на что мы были сориентированы и учёт здесь помогал. В 2005—2006 году, когда например мы строили систему «Кубаньэнерго», у них коммерческие потери доходили до 30—40%, а наши решения и продукты позволили их снизить в полтора-два раза. Сегодня прозрачность энергоучёта стала реальностью, тарифная политика может строиться на основе реальных цифр. Это важно уже для государства, экономики.

— Какие Ваши разработки наиболее востребованы на российском рынке?

— Сегодня наиболее востребован программный комплекс «Пирамида» — наша основная разработка, которую мы выпускаем на протяжении 20 лет, постоянно развиваем её и совершенствуем. А главное технологическое достижение компании состоит в том, что до нашего прихода об автоматизированных системах учёта электроэнергии как о многоуровневой системе сбора и обработки информации никто ничего не знал. То есть мы смело можем назвать себя первооткрывателями, пионерами. Мы сделали так, что специалист видит все показатели на одной картинке — даже если у вас три тысячи подстанций. Вот этим мы гордимся. Впервые разработка была внедрена в 1995 году в «Рязаньэнерго». Она была испытана, внедрена и работает до сих пор.

— А кто ещё использует «Пирамиду»?

— Во всех МРСК в той или иной степени работает наша система. Это более 50% рынка электроэнергетики. Система постоянно развивается. Мы постоянно совершенствуем «Пирамиду». Она обрастает новыми функциями, новыми задачами. Эта программа — на уровне лучших зарубежных аналогов, а может, даже лучше западных технологий.

— Кто из российских компаний, на Ваш взгляд, особенно нуждается в Ваших разработках?

— ОАО «Россети», ОАО «РусГидро», Росэнергоатом, другая генерация. У нас разработаны системы мониторинга оборудования, т.е. мы можем представить программно-аппаратный комплекс, который мониторит, например турбины, двигатели. Тоже наша очень интересная разработка.

— Слышал, что планируется подписание соглашения с МЭИ о создании Вашей кафедры. Как это может отразиться на отрасли?

— К сожалению, боюсь, скоро в электроэнергетике топ-менеджеры не будут знать что такое Закон Ома и откуда берётся ток. Это надо менять. Нужно понимать, что технологии важнее денег. Кроме экономики необходимы и технические знания. На основании грамотной технологии можно получить лишних два-три рубля, причём не с помощью манипулирования акциями. Сегодня для страны необходимо формировать знания и восстанавливать систему обучения. Профессия инженера снова становится востребованной. Саму инженерную службу нужно подпитыватькадрами, специалистами и увеличить им зарплату. В любом случае, создание нашей кафедры в МЭИ — маленький шажок в этом направлении.


Есипов Д.
Электроэнергия передача и распределение № 4 (25), 15.07.2014